Цвета любви (18 +)

цвета

С детства поражённый силой искусства, Джерри, не без помощи старого друга, решает посвятить всю себя живописи. Выбравшись из захолустья в большой город он сталкивается с реалиям жизни, где не всё так просто и легко. Да и в амурных делах, что внезапно навалились на парня, он полный профан. И лишь поддержка старых и новых друзей помогает ему найти своё место в этом мире.

Примечание: История создания и, вообще, зарождения идеи довольно своеобразная. Играла я как-то в Симс 4 (да-да, я в него играю периодически. я в него играть начинала, ещё когда о нём никто и не слыхивал) и жизнь моего персонажа как-то уж больно весело развивалась. И ведь я даже не пыталась ничего такого сделать, а оно само.

Как итог, в один такой заход я заметила, что с этого хоть книгу пиши. На книгу в итоге не хватило (да и не нужно), а вот рассказ, по самым ярким моментам, вышел неплохим.

ВНИМАНИЕ: В ТЕКСТЕ УПОМИНАЕТСЯ БИ ОРИЕНТАЦИЯ ПЕРСОНАЖА!

PS: 18+ исключительно из-за персонажа. Откровенных сцен нет.

Отзывы
gay пара современная проза
малая форма



***

– Прошу, не толпитесь. Аккуратнее. Аккуратнее, я кому говорю?!

Молодая низенькая девушка, ещё совсем недавно сама сидевшая за партой, курицей-наседкой крутилась вокруг своих детей. Ну, как своих. Двадцать с хвостиком детишек, доверенных ей министерством образования и родителями этого захолустья. Новоиспечённая учительница начальных классов мечтала о крупном городе, ярких огнях и высокой моде, да только судьба предоставила ей небольшую деревушку, от и до заселённую фермерами, светляков со звёздами и одежду из ближайшего супермаркета.

Но душа просила о большем, светлом, прекрасном. В конце концов стенания нового кадра возымели эффект, и директор всё-таки одобрил экскурсию в ближайший музей. К слову, ближайшим он становился только спустя миль двадцать. И если сама учительница была готова трястись в муниципальном автобусе пару часов ради десятка картин и нескольких скульптур, то школьники её задора не разделяли. Нытьё не прекращалось ни на минуту весь путь до музея.

Впрочем, и сейчас оно особо не угасало.

– Майкл, не трогай «Сеятеля»! Джули, хватит смеяться над гениталиями скульптур! Что значит, ты не знаешь, что такое «гениталии»? Вот же они! Кристоф, не привязывай Сью к стулу! Нет, он не пыточный, это современное искусство.

Понимая, что если энергию десятилеток не перенаправить в мирное русло, то всех её зарплат не хватит для восстановления экспозиции. Потому было принято единственно верное решение.

– Дети! Все в буфет!

Стайка, радостно крича, двинулась в указанном направлении.

–...восемнадцать, девятнадцать, двадцать, двадцать од… А где Джеремия?

Тот самый «хвостик» от двадцати нашёлся в предыдущем зале. Черноволосый мальчишка с восторгом взирал на картину. Радужные пегасы, несущиеся по неоновому небу в лучах серебряного света луны. Не самый лучший образчик искусства, но для Джерри, прозванного так за невысокий рост и практические девчачье телосложение, это было окно в новый, неизвестный до этого момента, мир. Мир потрясающих образов и невообразимых красок. На своей ферме он такого и в жизни бы не увидел.

Глядя на сияющее лицо парнишки, Мэри Сьюзен, преподавательница искусств в начальных классах, поклялась сама себе, что не позволит этому свету погаснуть.

***

– Вудс, значит?

– Да.

– Джеремия, значит?

– Джерри, – щёки юноши запылали, а сам он скрыл глаза за длинной, чёрной чёлкой.

Крупный мужчина в синем рабочем комбинезоне, с ног до головы заляпанный краской, почесал трёхдневную щетину и очередной раз перевёл взгляд с лица парнишки на записку в руках.

– От мисс Мэри Сьюзен, значит?

– Да.

– А не староват ли ты для школьника, а?

– Она была моим руководителем в прошлом.

– И всё ещё под её крылом, значит?

Парень кивнул и уже алыми стали его уши.

– Мистер Клейн, я… – начал Джерри, но был прерван гортанным смехом.

– Я не «мистер Клейн», парень, – отсмеявшись, сказал здоровяк.

– Но… – Джерри озадаченно огляделся, достал из кармана сотовый телефон и сверил адрес, не понимая, что происходит.

– Мистер Клейн на выставке своих работ, а это – мастерская. Тут я за «мистера», значит. Гарри Кроут. Там возьмёшь комбинезон, значит. Жить есть где?

– Да, но…

– Отлично, значит. На работу к шести. А пахать тебе до… Долго, значит.

Кроут смял письмо от женщины, запихнул в один из карманов и побрёл обратно, во внутренние помещения мастерской.

– Но как же?.. Я ведь… А ученик? – Джерри, словно в воду опущенный, хлопал зелёными глазами, весь в растерянности.

Гарри снова рассмеялся.

– Парень, тут все на ученика, значит. Да только работать вам всем подмастерьями. Заказы мелкие, стены в ратуше покрасить, красок купить, детишек малевать обучить, значит.

– А полотно?.. Холст?..

Джерри не верил, что его светлое будущее, столь красочно описанное и обещанное его любимой учительницей, обрывалось ещё не начавшись.

– К полотнам подходит только мистер Клейн. Вы можете их потрогать, если только он попросит их ему принести, значит. Не дрейф, парень. Не ты первый, не ты последний. Мечты мечтами, но реальность не так ярка и прекрасна, как картины и скульптуры, значит.

Джерри неверяще смотрел в спину уходящего здоровяка и нервно мял лямки рюкзака с немногочисленными пожитками и толстой папкой с рисунками.

Страницы:

Вернуться